Иконография восточно-христианского искусства
Проект научного отдела Факультета Церковных Художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Премудрость созда Себе дом

Размер: 146 x 106 см

Автор:

Материал: Дерево, темпера

Уточняющая датировка: 16 в, 1548 г. (?)

Век: 16

Страна: Россия

Место хранения: Государственная Третьяковская галерея, Москва

Иконография, категория: Сложные композиции

Тип изображения: Сюжетная композиция

Иконографическая справка

В основу иконографии положен текст IX главы Книги Притч Соломоновых - "Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его, заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу..." (Притч IX, 1-6). Ветхозаветный образ Софии Премудрости Божией традиционно истолковывался как образ предвечного бытия второй ипостаси Св. Троицы - Сына Божия Иисуса Христа ("проповедуем... Христа, Божию силу и Божию премудрость" - I Кор I, 23-24). В соответствии с этим толкованием, дом, построенный Премудростью, был символом плоти, в которую облекся Спаситель, а также - прообразом учрежденной Им Церкви (поскольку Церковь есть тело Христово). Семь столпов его - семь даров Св. Духа, принесенных в мир воплотившимся Сыном Божиим (Ис XI, 1-3). Эти столпы могли также отождествляться с семью апокалиптическими церквями или с семью вселенскими соборами. Наконец, сама трапеза Премудрости служила важнейшим прообразом новозаветной евхаристической трапезы ("идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное" - Притч IX, 5). Это предопределило особую литургическую значимость ветхозаветного текста - его преобразовательная связь с воплощением и искуплением была наиболее полно и последовательно раскрыта в каноне на Великий Четверг преподобного Козьмы Маюмского. Аллегорическая фигура Софии Премудрости представлена в нижней части композиции - она восседает на престоле с семью ножками, окруженная славой из пяти концентрических сфер. Вокруг ее головы - восьмиконечный двуцветный нимб. В концентрических небесных кругах представлены символические изображения девяти чинов ангельских. Ниже располагается трапеза, вокруг которой изображены виночерпий и двое юношей, закалывающих тельца, слуги Премудрости и те, кого Премудрость созывает на Свой пир. Над трапезой представлена Богоматерь на троне с Младенцем Христом - образом воплощенной Премудрости. Рядом с ней, на башне с киворием, изображен царь Соломон с развернутым свитком в руках (на свитке - начальные слова IX главы Книги Притч). Напротив него - преподобный Иоанн Дамаскин, прославленный византийский гимнограф. Он также держит в руках развернутый свиток, на котором - начальные слова канона преподобного Косьмы Маюмского на Великий Четверг. В верхней части композиции располагается символическое изображение "дома Премудрости". Это большой одноглавый храм с шестью позакомарными перекрытиями и семью лопатками (столбами), между которыми представлены семь Вселенских соборов. Выше изображены семь ангелов в медальонах. Изображения, иллюстрирующие текст IX главы Книги Притч Соломоновых, появляются в православном искусстве с конца XIII века. Древнейшее из них сохранилось в росписях церкви Богородицы Перивлепты в Охриде (1295 г.) в Македонии.

Стилистическая справка

Из летописных источников известно, что в 1548 году в Кирилловом монастыре был пожар, и некоторые исследователи связывают создание иконы с обновлением храмового убранства после пожара. Стиль иконы не противоречит этой дате. На русской почве композиция "Премудрость созда себе дом" впервые встречается в росписях церкви Успения на Волотовом поле в Новгороде (1363 г.). Волотовская фреска по своей иконографии очень близка иконе из Кириллова монастыря. Единственное существенное отличие - появление на новгородской иконе изображения семи Вселенских соборов. Эта особенность придает иконе, в соответствии со вкусами XVI века, большую догматическую отчетливость и завершенность. Именно в Церкви земной, учрежденной Христом, идеи Боговоплощения и искупительной жертвы непосредственно смыкаются с литургическим действом. Вместе с тем, "дом Премудрости" - это и образ Церкви Небесной, раскрывающий перспективу грядущего спасения и единения праведных с Богом, изначально заложенную в ветхозаветном пророчестве.

Происхождение

Из Кирилловского монастыря близ Новгорода

Библиография