Иконография восточно-христианского искусства
Проект научного отдела Факультета Церковных Художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Рождество Христово

Размер: 77 x 59 см

Автор:

Материал: Дерево, левкас, темпера

Персоналии: Младенец Христос, Богородица, праведный Иосиф, служанка, ангелы, волхвы

Уточняющая датировка: 16 в. Начало

Век: 16

Страна: Россия

Место хранения: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Иконография, категория: Праздники

Тип изображения: Сюжетная композиция

Иконографическая справка

Основу сюжета составляют евангельский рассказ о рождении Девой Марией Младенца Христа (Мф 1: 18-23; 2: 1-12; Лк 2: 6-20) и ряд апокрифических сочинений, в том числе Протоевангелие Иакова. На создание композиции повлияли также тексты Рождественской службы и песнопения, приуроченные к этому празднику. Иконография сцены сложилась в палеологовском искусстве в XIV в. На Руси с появлением праздничных рядов иконостаса разрабатывается несколько вариантов "Рождества". Они отличаются подробностью пересказа события, расположением и масштабом всех частей композиции, ее художественной интерпретацией, позами и жестами персонажей. Выделяют московский и новгородский изводы, но в чистом виде оба они встречаются редко. В центре композиции на фоне Вифлеемской пещеры на вытянутом по диагонали ярко-красном ложе помещена изящная фигура Богоматери. Рядом с Ней подчеркнуто беззащитным выглядит спеленутый Младенец, "умаливший Себя человек ради". В песнопениях и "Словах" на праздник Рождества Христова Мария называется "обширным местом необъятной природы", "неизмеримой пашней небесного колоса". Зеленые пелены Христа, сливающиеся с зеленым цветом яслей, вероятно, также навеяны этими словами. Его тонкое тело уподоблено колосу, ростку, взошедшему на "небесной пашне" и несущему в мир очищение и обновление. Слева от них - три волхва с дарами. Увидев "вифлеемскую звезду", появившуюся в ночь рождения Христа, они "возрадовались радостью весьма великой" и пришли из дальних стран поклониться Младенцу, "и открыв сокровища свои, принесли ему дары: золото, ладан и смирну". Торжественно застыли в безмолвном молчании склоненные волхвы. Их позам и жестам вторят фигуры трех славословящих ангелов, стоящих над ними. Все вместе они образуют стройный хор, словно наполняющий икону светлой музыкой и пением. Изображения двух пастухов, людей, "очищенных уединением и тишиною", помещены здесь согласно евангельскому рассказу. Традиционные сцены омовения Младенца и сидящего на камне Иосифа представляют мир земной, но и он полон гармонии и покоя. Благоговейно склоненные фигуры служанки, льющей воду на руку Саломеи, и старца, пришедшего к Иосифу, замыкают композиции, придавая им характер священного ритуала. Сомнения Иосифа в чудесном рождении сына снимаются символической сценой омовения, понимаемой в средневековье как знак чистоты духовной. О старце в овечьих шкурах, который, опираясь на посох, обращается к обручнику Марии с какой-то речью, в Евангелии не упоминается. Образ трактуется по-разному. Одни видят в нем духа-искусителя, другие - пророка Исайю. Русские иконописные подлинники называют его "пастырем". Евангельские тексты не сообщают и об омовении родившегося младенца. Полагают, что эта сцена перенесена сюда из икон "Рождество Богоматери" и воспроизводит позднеантичные изображения. Икона входила в праздничный ряд неизвестного нам иконостаса, близкого по размерам иконостасу Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря.

Стилистическая справка

Удивительная соразмерность и продуманность композиции, музыкальный ритм в чередовании красок и линий, тесная связь с литературными источниками позволяют говорить о работе большого мастера. Радостный колорит, созвучный светлому характеру праздника и посвященных ему песнопений, образно-символический язык произведения, особая торжественность и приподнятость созданного настроения сближают его с иконами и фресками Дионисия.

Происхождение

Москва

Фрагменты

Библиография