Иконография восточно-христианского искусства
Проект научного отдела Факультета Церковных Художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Кирилл Белозерский, в житии

Реставрация: Реставрация домузейная

Размер: 147 х 122

Автор:

Материал: дерево, левкас, темпера

Персоналии: Кирилл Белозерский

Уточняющая датировка: 16 в. Вторая половина

Век: 16

Страна: Россия

Место хранения: Государственный Исторический музей, Москва

Иконография, категория: Святые

Тип изображения: Ростовое с клеймами

Иконографическая справка

Состав клейм: 1. Рождество. 2. Крещение. 3. Приведение во учение. 4. Преподобный Сте­фан Махрищский благословляет Коему на монашеский постриг. 5. Пострижение святого в Симоновом монастыре. 6. Беседа Сергия Радонежского с преподобным Кириллом. 7. По-ставление в диаконы. 8. Поставление в иереи. 9. Богоматерь указывает Кириллу место бу­дущего монастыря.10. Беседа преподобных Кирилла и Ферапонта об уходе на Белоозеро. 11. Водружение креста на месте будущего монастыря на берегу Сиверского озера. 12. Чудо о церковном вине. 13. Исцеление боярыни святою водою от слепоты. 14. Бояре князя Ми­хаила Белевского перед Кириллом. 15. Исцеление Афанасия от расслабления. 16. Назна­чение игумена и благословение братии перед смертью. 17. Преставление преподобного Кирилла. 18. Погребение. 19. Чудо о Феодоре (?). 20. Исцеление слепой жены у гроба пре­подобного Кирилла.

Преподобный Кирилл Белозерский (1337—1427) — один из наиболее почитаемых русских святых, основатель знаменитого Кирилло-Белозерского Успенского монастыря, ставшего колыбелью для целой плеяды подвижников Севера. Житие преподобного Кирилла создано выдаю­щимся писателем Пахомием Сербом (Логофетом) (ум. после 1484), которому великий князь Мо­сковский Василий Васильевич (1415—1462) и митрополит Феодосии (1461—1464) поручили его составить. Для сбора материала Пахомий не позднее 1462 г. отправился в Кирилло-Белозерский монастырь, где записал рассказы «самовидцев» — учеников преподобного и иноков. Это послу­жило основой будущего сочинения, ставшего одним из наиболее ярких в наследии автора. Пахо­мий составил также два канона и службу святому.

Согласно житию, преподобный Кирилл Белозерский, в миру Косма, был близок к известному боярскому роду Вельяминовых. После смерти родителей воспитывался в семье Тимофея Василье­вича Вельяминова — окольничего великого князя Московского Дмитрия Ивановича, а затем слу­жил у «сродника» казначеем. В уже зрелом возрасте Косма решил уйти от мира. Друг и собесед­ник Сергия Радонежского преподобный Стефан Махрищский помог ему осуществить это желание. Косма принял постриг в московском Симоновом монастыре, игуменом которого был племянник Сергия Радонежского Феодор. Настоятель определил новоначального инока на тяжелые работы в хлебне и поварне, со временем стал поручать переписывать книги. В начале своего монашеского пути преподобный Кирилл пробовал юродствовать, вызывая недовольство настоятеля, напраши­ваясь на наказания и стремясь сделать свою жизнь как можно более тяжелой. Преподобному Сер­гию, который нередко посещал Симонов монастырь, был ясен смысл поведения Кирилла; приходя в обитель, он подолгу беседовал с ним. Пришло время, и преподобный Кирилл был рукоположен в сан иеромонаха, а после назначения преподобного Феодора на Ростовскую кафедру (1390) по­ставлен игуменом.

После нескольких лет руководства монастырем Кирилл сложил с себя сан настоятеля и начал безмолствовать. Из Симонова монастыря он вынужден был перейти в обитель Рождества Богоро­дицы, где ему было явление: во время пения Акафиста Пресвятой Деве он увидел огненный столп и услышал голос, говорящий: «иди на Белоозеро, ибо я приготовила там тебе место, на котором ты сможешь спастись».

В 1397 г. Кирилл вместе с иноком Ферапонтом ушел из Москвы в Белозерье. Там, на Сивер-ском озере, преподобный поставил крест и выкопал келейку. Скоро к святому стали приходить люди, среди них были два «единомысленных с ним» монаха из Симонова монастыря. Когда со­бралась братия, был построен Успенский храм. Для своей обители преподобный Кирилл соста­вил общежитийный устав на основе устава лавры преподобных Саввы Освященного и Феодосия Великого. Строгое общежитие, полное нестяжание и безусловное послушание были наиболее важными чертами жизни иноков в этой обители. Монахам разрешалось иметь в кельях только иконы и книги. В монастыре при Кирилле, любившем духовное просвещение, собиралась биб­лиотека (несколько книг из нее сохранилось до нашего времени). Традиция книжного собира­тельства поддерживалась и после его смерти1. Настоятель монастыря был наделен многими бла­годатными дарами — прозорливости, целительства, по его молитвам усмирялись бури на озере, умножались припасы. Среди его многочисленных учеников были прославленные Русской цер­ковью святые — Ферапонт и Мартиниан Белозерские, Игнатий Ломский, Дионисий Глушицкий. Выходцами из Кириллова монастыря, унаследовавшими традиции преподобного Кирилла, а через него и преподобного Сергия Радонежского, были Савватий Соловецкий, Александр Ошевенский и многие другие подвижники.

Преставился преподобный Кирилл Белозерский 9 июня 1427 г. Местное почитание началось вскоре после смерти святого, но уже с середины XV в. можно говорить о его общерусском почита­нии; официальная канонизация преподобного установлена в 1547 г.

В среднике публикуемой иконы преподобный представлен в рост, с благословляющей дву-перстно десницей и развернутым свитком, на котором написан текст традиционного духовного завещания братии: «Внимайте оу//бо возлюблен//ная моя бра/Утия имеи//те чистоту дше// вную и теле//сную и любов// нелицемерну// ю ко всемъ че//ловекомъ и воз//любите Бога и». Иконография этого образа близка надгробной иконе Кирилла Белозерского конца XV — начала XVI в., связываемой с именем прославленного Дионисия2. Но есть и существенные различия: сви­ток на иконе, в отличие от древней святыни, направлен вверх, сама фигура святого, плотно за­полняющая пространство средника, с широко разведенными руками и мантией, спадающей круп­ными складками, исполнена мощной энергии.

Житийный цикл на иконе в целом построен в соответствии с текстом жития Пахомия Лого­фета. Надписи в клеймах сохранились плохо, но отдельные слова, как правило, помогают понять смысл текста. Рассказ начинается с традиционных начальных событий жизни (клейма 1—3) — ро­ждения, крещения и приведения во учение (на иконе «Тимофей боярин» приводит Коему к учи­телю). В житии написано, что Косма «вдан бысть от млада възраста на учение святых книг»3. Мирская жизнь святого, длившаяся около 40 лет, жизнеописателю неизвестна. Вся она, похоже, рассматривается как приготовление к иноческому подвигу. В трех следующих клеймах — начало монашеской жизни Кирилла: беседа с преподобным Стефаном Махрищскин, пострижение и бе­седа с преподобным Сергием Радонежским. По сторонам от средника — клейма с изображением поставления святого в диаконы4и иереи (клейма 7, 8), важными ступенями его духовного пути.

В клейме 9 представлено явление Богоматери Кириллу во время молитвы в келье. Пресвятая Дева изображена в небесном сегменте с младенцем Христом на руках. У Нее свиток с практиче­ски утраченным текстом. Преподобный выглядывает в окно и, следуя указанию Богоматери, ви­дит в отдалении место, где должно возвести монастырь. Над строениями написано: «монастырь Кириллов». Клеймо 10 посвящено беседе преподобных Ферапонта (в охристом подризнике) и Ки­рилла (в голубом подризнике) об уходе на Белоозеро. В клейме 11 отцы Кирилл и Ферапонт ставят крест на берегу Сиверского озера, где со временем будет устроена знаменитая обитель.

С клейма 12 начинается описание чудес святого. В этом клейме действие разворачивается на фоне монастыря — одноглавого храма, окруженного стенами. Две группы иноков предстоят друг другу. Слева — настоятель, которого мы узнаем по синему подризнику. Надпись сильно по­терта. Скорее всего, здесь представлено чудо об умножении церковного вина, так как в руках у преподобного Кирилла изображена чаша. В клейме 13 представлено исцеление боярыни — жены Ивана Карголомского от слепоты. В клейме 14 — рассказ о чуде с князем Михаилом Белев-ским и его супругой, которым по молитвам святого Кирилла Господь дал способность к чадоро­дию. Наконец, в клейме 15 изображено чудо исцеления Афанасия, правителя Сямской волости, от расслабления.

В клейме 16 представлено прощание преподобного с братией перед кончиной. Кирилл при­зывает монахов не нарушать общежительный устав и назначает им игумена Иннокентия, своего ученика. В следующем клейме изображена кончина святого и в клейме 18 — погребение (отпева­ние Кирилла священником и диаконом в присутствии иноков).

Сюжет клейма 19 неясен. В тексте, частично сохранившемся и правленом при реставрации, читается имя Далмата — инока, которого преподобный Кирилл воскресил для принятия Святых Тайн. Это прижизненное чудо изображается в иконах, как и кончина любого инока, благолепно: в келье на ложе восседает облаченный по чину монах, которому Кирилл подносит Святые Дары. В данном случае, похоже, надпись ошибочная, так как с обнаженным торсом обычно изображают на иконах бесноватых. Согласно житию Кирилла, после смерти у его гроба было несколько исцеле­ний одержимых. Возможно, это показано исцеление некого Феодора, «жестоко мучимого бесом», произошедшее у гроба Кирилла. Наконец, завершает житийный цикл сцена с исцелением от сле­поты некой жены (клеймо 20). Клейма с изображением посмертных чудес преподобного Кирилла демонстрируют вечную славу угодника Божьего, поскольку «искони обычно для Бога прославляю­щих Его прославлять не только при жизни, но и по преставлении» (Пахомий Логофет).

Таким образом, житийный цикл, охватывая всю жизнь святого, включает основные ее этапы. Но, минуя многие обстоятельства жизни преподобного, в том числе и устройство монастыря, ав­тор делает акцент на благодатных дарах, которые проявляются в чудесах преподобного, совершен­ных как при жизни, так и после смерти.

При домузейной реставрации произошли значительные утраты поверхностных красочных слоев иконы: потерты лики и одеяния святых, лещадки горок, разделка архитектуры, фоны, над­писи. Тем не менее сохранившаяся живопись позволяет датировать икону второй половиной XVI в. Иконописец в житийных сценах строит многоплановое пространство, используя горки и архитек­турный стаффаж; сами постройки объемны. Эти характерные черты исчезают в иконописи начала XVII в. Высветленный колорит иконы, построенный на сочетании белил, светло-синих, голубых, красных цветов, желтой охры и коричневого близок к памятникам Русского Севера. Довольно тем­ные по цветовому решению и плотности красочного слоя лики написаны так, что санкирь и охре-ние близки по тону и цвету, что нередко отмечается в иконописи Севера второй половины XVI в. Живопись доличного прозрачная, с плохо кроющим красочным слоем, что также характерно для Севера, — среди сохранившихся памятников можно найти произведения, близкие публикуемой иконе из ГИМ. Пример — икона «Святитель Николай Чудотворец с деисусным чином и избран­ными святыми», созданная в архангельских землях в середине XVI в.5, и Царские врата из вологод­ского храма — памятник середины — второй половины XVI в

Происхождение

Поступила в 1923 г из Румянцевского музея в составе собрания Е.Е.Егорова

Фрагменты

Библиография