Иконография восточно-христианского искусства
Проект научного отдела Факультета Церковных Художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Пять мучеников Персидских

Размер: 40 х 61,5

Материал: Дерево, темпера

Персоналии: Святые пять мучеников Персидских — Акиндин, Анемподист, Пигасий, Аффоний и Елпидифор

Уточняющая датировка: 15 в. Около 1400 г

Век: 15

Страна: Византия

Место хранения: Афон, монастырь Ватопед

Иконография, категория: Святые

Тип изображения: Ростовое и многофигурное

Иконографическая справка

В соответствии с текстом жития, святые Акиндин, Пигасий и Анемподист жили в Персии в IV веке, приняли Христианство и проповедовали новую веру. Когда об этом узнал персидский царь Сапор II (311—380 гг.), он приказал схватить их и подверг разнообразным мучениям. Однако каждый раз Божией милостью они оказывались спасенными. Этим к новой вере был привлечен и воин Аффоний, которого персы умертвили усекновением главы, как и сенатора Елпидифора и многих других. В конце концов святых бросили в печь вместе с другими христи­анами — так окончился их мученический подвиг. Память святых празднуется 2 ноября.

Святые пять мучеников Персидских — Акиндин, Анемподист, Пигасий, Аффоний и Елпидифор — на иконе из монастыря Ватопед представлены стоящими фронтально, один за другим. Икона с ковчегом имеет горизонтальный формат. Доски этого типа обычно использовались для подобных групповых изображений святых, таких как пять мучеников Севастийских, а также для изображения трех и более святых воинов или преподобных.

Сохранность доски не очень хорошая. Во многих местах имеются утраты красочного слоя, утраты на полях иконы особенно значительны: верхнее поле отсутствует полностью, на всех остальных во многих местах есть выпады грунта вместе с красочным слоем. По всей ширине иконы идет горизонтальная трещина. Фон иконы желтовато-охристый, имитирующий золото, позем зеленый.

Первым слева изображен юный безбородый св. Акиндин, затем св. Анемподист с длинными каштановыми волосами и бородой, третьим — св. Пигасий с седыми воло­сами и бородой. Рядом с ним стоит св. Аффоний, старец с короткой кудрявой бородой.

Последним справа представлен св. Елпидифор, юный, безбородый, с длинными каштановыми волосами. Все пятеро одеты в длинные одежды с вышивкой по краям и в плащи, застегнутые на груди и перекинутые через правое плечо. У каждого в правой руке перед грудью крест — сим­вол мученичества, а левая рука либо спрятана в складках плаща, либо выставлена вперед. Каждую из пяти фигур святых сопровождает соответствующая надпись.

В средневизантийский период изображения пяти мучеников Персидских встречаются в Минологии Василия II, в росписях Токалы-килисе в Каппадокии, в мозаиках нартекса мона­стыря Осиос Лукас и в Дафни. В палеологовской живописи их изображения есть в росписях Протата, в мозаиках церкви Свв. Апостолов в Салониках, в монастыре Хора в Константинополе и т. д. Следует отметить, что между названными выше изображениями, указаниями «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота и иконой из монастыря Ватопед в при­знаках внешности святых нет полного соответствия.

Фигуры святых на этой иконе небольшие, тонкие и плоские, без акцентирования объема (выявлены только сгибы коленей). Такому впечатлению способствует трактовка складок одежд, прочерченных прямыми вертикальными линиями. Такими же прямыми белильными линиями обозначены светлые, почти везде параллельные друг другу гребни складок и изгибы одежды в некоторых местах. В трактовке одежд обращает на себя внимание использование контрастных сочетаний цветов: светло-коричневый и зеленый, голубой и темно-бордовый, темно-синий и светло-красный. Аналогичные тенденции можно отметить в произведениях конца XIV или начала XV века, таких как фрески церквей Св. Георгия Малого в Верии. Трех святых в Кастории (1401 г.) и др.

В трактовке удлиненных лиц преобладает линия, описывающая контуры и обрисовываю­щая все черты, а также ровная теплая охра, составляющая основной тон карнации. В то же время деликатные мазки красного цвета положены на щеках, губах, кончике носа и в уголках глаз, а немногочисленные энергичные белильные штрихи на ровной охристой поверхности оживляют лики и создают впечатление мистической просветленности образов.

Такая техника письма со свободными или графически трактованными светами, положен­ными на ровную цветную поверхность, известна в живописи 2-й половины XIV столетия и осо­бенно распространена среди произведений конца XIV — начала XV века. Ее можно видеть, например, в иконе св. Марины из Византийского музея в Афинах (ок. 1400 г.), в иконах из алтарной преграды Маркова монастыря (1400—1405 гг.), ныне хранящихся в музее Скопье; в иконе Богородицы Пелагонитиссы из монастыря Зрзе (1421/1422 г.), хранящейся там же; в иконе «Пять мучеников Севастийских» из монастыря Хиландар (ок. 1400 г.) и др. Наиболее близкое сходство в типе ликов, характере образов и технике исполнения обнаруживается между изображениями св. Акиндина на ватопедской иконе и св. Авксентия на хиландарской.

Таким образом, изящные невесомые фигурки святых в торжественных позах, сочное объ­емное письмо ликов с мистическими вспышками света, умиротворенные выражения ликов, отображающие исполненный долг духовного подвига, указывают на явную принадлежность иконы к произведениям палеологовской живописи рубежа XIV—XV веков.

Фрагменты

Библиография