Иконография восточно-христианского искусства
Проект научного отдела Факультета Церковных Художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Сошествие Святого Духа

Размер: 57 х 49

Материал: Дерево, темпера

Персоналии: Апостолы

Уточняющая датировка: 15 в. Первая четверть

Век: 15

Страна: Византия

Место хранения: Афон, монастырь Ватопед

Иконография, категория: Страстной и Пасхальный циклы

Тип изображения: Сюжетная композиция

Иконографическая справка

Двенадцать апостолов, разделенные на две группы, восседают на полукруглом седалище со ступеньками, напоминающем синтроны раннехристианских храмов. Апостолы со свв. Петром и Павлом во главе изображены в многоцветных одеждах, оживленно беседующи­ми, о чем свидетельствуют их позы и движения. Четыре евангелиста и апостол Павел держат закрытые Евангелия, а апостол Петр и остальные — свернутые свитки. В верхней части иконы изображен сегмент сияющей «Славы», из которой исходят изливающиеся на апостолов лучи света в виде огненных языков, доходящих до их голов. Пустое полукруглое пространство в нижней части иконы заполняет декоративный мотив в виде расходящихся лучей, который вме­сте с рисунком лучей с огненными языками вверху образует ромбовидную схему, включающую в себя фигуры апостолов. В верхней части золотой фон иконы заполняет симметричное П-образное здание с плоской кровлей, изображенное за седалищем в перспективном сокраще­нии. На его карниз накинут велум, концы которого спадают по бокам, расходясь в стороны. На золотом фоне большими буквами сделана надпись: («Пятидесятница»). На обороте иконы изображен крест с вьющимися побегами, расходящимися от его основания. Небольшие размеры иконы позволяют предполагать, что она происходит из праздничного ряда иконостаса.

Мастер иконы «Пятидесятница» в целом следует тому иконографическому типу, который начал постепенно складываться после иконоборчества и существовал практически без каких- либо изменений на протяжении всего палеолого периода, а затем и в поствизантийской живописи. В композициях византийского периода достаточно часто встречается изображение Престола Уготованного, тогда как в некоторых иконах — прежде всего в поствизантийских — помимо огненных языков изображается и Святой Дух в виде голубя. Интересно отметить, что в некоторых раннехристианских изображениях Пятидесятницы, а также в некоторых постви­зантийских, среди апостолов присутствует Богородица. Этой черты нет в произведениях визан­тийских и большинства поствизантийских художников, четко следовавших тексту Деяний Апостолов (Деян. 2:1 — 11).

В полукруглом проеме, образованном подножием седалища, в византийских изображениях Пятидесятницы обычно помещаются персонификации народов, племен и языков, появление которых было обусловлено наличием свободного места. С палеологовского периода это место обычно занимает персонификация Космоса в царских одеждах, которая держит ткань с двенад­цатью свитками посередине, символами апостольской проповеди во все времена. В другом иконографическом изводе вместо персонификации Космоса изображается пророк Иоиль, на которого ссылается апостол Петр, обращаясь к народу в день Пятидесятницы. На ватопедской иконе художник заполнил это место своеобразным рисунком с расходящимися лучами, анало­гии которому среди византийских изображений Пятидесятницы нам не известны.

Ватопедская икона воспроизводит иконографический извод, традиционный для палеологовской живописи, который затем переходит и в искусство XV—XVI веков. В частности, сим­метричная композиция, обрамленная П-образным зданием, восходит к константинопольско­му образцу позднепалеологовского времени, как и аналогичное изображение Пятидесятницы в церкви Богородицы Перивлепты в Мистре. Эта же иконографическая схема использована, например, в иконе Критской школы из Византийского музея в Афинах (2-я пол. XV в.), а также во фресках и иконах Феофана Критского в монастыре Св. Николая Анапавса (1527 г.), в мона­стыре Ставроникита (1545—1546 гг.) и др.

Фигуры апостолов немного приземистые, с большими головами. Одежды образуют много­численные складки, особенно глубокие между коленями, которые живописно моделированы мелкими интенсивными пробелами. Подобные приемы можно видеть в таких позднепалеологовских произведениях, как икона «Успение Богородицы» с о. Патмос (нач. XV в.), а также в произведениях Критской школы XV века, например, на иконе «Пятидесятница» из Византийского музея в Афинах, в которой, правда, трактовка одежд отличается более геоме- тризованными формами пробелов.

Лики написаны объемно и сочно, с толстыми контурами, волосы и бороды трактованы обобщенно и намеренно небрежно, с широкими мазками отдельных прядей, напоминающими языки пламени. Аналогичные приемы трактовки волос встречаются в произведе­ниях монументальной живописи на рубеже XIV—XV веков, таких как фрески церкви Св. Фотиньи в Верии.

В личном письме зеленовато-оливковые тени мягко высветляются слоями вохрения, поверх которых в разных местах положены густые свободные белильные мазки. При этом в ликах бородатых апостолов густая сеть красных линий акцентирует щеки, быстрые крас­ные линии очерчивают контуры носа и оживляют губы. Такая техника личного письма — без особо тщательной проработки подробностей, физиогномические черты и приемы трактовки волос - выдает руку мастера, привыкшего работать скорее в технике фрески, чем иконы. Подобные приемы личного письма можно видеть в произведениях позднепалеологовского периода, например, в росписях Маркова монастыря близ Скопье (ок. 1376 г.), а также, учиты­вая разницу в качестве живописи, в некоторых образах из росписей монастыря Пантанассы в Мистре (1428 г.).

В целом, и выбранный мастером ватопедской иконы иконографический тип, и характер пластической моделировки ликов, и живописная манера проработки складок одежд, и обоб­щенное, несколько небрежное изображение волос позволяют связывать памятник с произведе­ниями позднепалеологовской живописи и датировать его 1-й четвертью XV века.

Фрагменты

Библиография